Александра НАЗАРОВА и Максим НИКИТИН: «Ленивые танцы нам не по душе»

Зaжигaтeльнaя лaтинa oт Aлeксaндры НAЗAРOВOЙ и Мaксим НИКИТИНA. Фoтo: ufsf.com.ua

В интeрвью «СЭ» лидeры сбoрнoй Укрaины oбъяснили, чeм рукoвoдствoвaлись, выбирaя музыку для свoиx oлимпийскиx прoгрaмм, приoткрыли сeкрeт пeрeвoплoщeния в пирaтoв, a тaкжe рaсскaзaли, кaкими блюдaми нaциoнaльнoй куxни пoтчуют свoиx aмeрикaнскиx трeнeрoв.

 

Вeсьмa нaсыщeннoй пoлучилaсь для вeдущeгo тaнцeвaльнoгo дуэтa стрaны пeрвaя пoлoвинa oлимпийскoгo сeзoнa. Пo срaвнeнию с прeдыдущими гoдaми Aлeксaндрa Нaзaрoвa и Мaксим Никитин пoбили свoй рeкoрд пo кoличeству мeждунaрoдныx стaртoв дo чeмпиoнaтa Eврoпы, кoтoрый в этoм гoду прoйдeт 17-21 янвaря. Шeстoe мeстo нa «Грaн-при» ISU в Япoнии. Три этапа серии «Челленджер»: с бронзой в Бергамо и Варшаве, а также четвертым местом в Минске.

 

Плюс пятая позиция на Кубке Ниццы и, наконец, победа в Будапеште, буквально через неделю после которой они вышли на лед столичной «Ледовой арены» для того, чтобы защитить звание чемпионов Украины, а вместе с тем и право воспользоваться завоеванной ими же самими еще на чемпионате мира олимпийской путевкой в Пхенчхан-2018. Хотя по большому счету это было формальностью.

 

20 МИНУТ НЕ МОГЛИ ВЫЙТИ ИЗ ОТЕЛЯ

 

— Чемпионат страны проводится раз в год и мы считаем, что все спортсмены обязаны в нем участвовать, — подчеркивает Максим Никитин, — А для нас, так как мы тренируемся в Америке, это еще и возможность побывать в Украине. С учетом того, что олимпийский сезон сопряжен с большим количеством стрессов, здорово иметь ответственный старт, на котором в тоже время можно спокойно без нервов показать максимум того, что мы умеем, да еще и доставить удовольствие родной публике, а также порадовать нашего первого и такого дорогого сердцу тренера Галину Владимировну Чурилову. 

 

— Стартов у нас действительно было больше, чем обычно, — добавляет Александра Назарова, — Но так и должно быть, сезон ведь олимпийский. Без работы и опыта не будет прогресса. Мы двигались шаг за шагом, от турнира к турниру, каких-то плохих комментариев от наших тренеров, а мы им очень доверяем, не было ни разу. Значит, мы идем в правильном направлении. И каждые соревнования для нас это еще один шажочек в сторону Пхенчхана. 

 

— На одном из турниров у вас не обошлось без форс-мажора, а именно в Ницце. Вы заранее обговаривали, что в том случае, если пропадает музыка, продолжаете кататься, как ни в чем не бывало или после тринадцати лет совместных выступлений слова уже не нужны?

 

Александра: — Когда мы были маленькими, подобное уже случалось, так что для нас это не впервые.

 

Максим: — Заранее мы ничего не обговаривали, это было интуитивно. Мы, если честно, даже толком не знали, как нужно себя вести в этой ситуации, потому что правила часто меняются. Был период, когда за такое наказывали, потом — нет. Нас не наказали, и Слава Богу. Мы продолжили кататься с того места, на котором музыка остановилась. 

 

— Вы третий раз в карьере принимали участие в этапе серии «Гран-при» ISU. Насколько опыт, который вы получили на NHK Trophy отличался от того, что вы было в прошлого году во Франции и позапрошлом в США? Атмосфера, которую создают японские болельщики, действительно особенная, или же их любовь распространяется в первую очередь на одиночное катание? 

 

Александра: — Япония всегда славилась своим гостеприимством, но не могу сказать, что во Франции или Америке публика была менее приветливая. Такие соревнования в принципе во всех странах проходят на достаточно высоком уровне.

 

Максим: — Не столько турнир, сколько сама страна оставила неизгладимые впечатления. Азия — это другой мир. А что касается японских болельщиков, то они уже давно и к танцам неравнодушны. Был момент, когда мы минут двадцать не могли выйти из отеля, столько было желающих сфотографироваться и получить автограф. Впервые мы это испытали на себе, когда четыре года назад выступали на финале «Гран-при» среди юниоров в Фукуоке. 

 

ПОКАЖИТЕ ФИГУРИСТА, КОТОРЫЙ ЛЮБИЛ БЫ ЛАТИНУ

 

— На NHK Trophy вы обновили свои личные рекорды в произвольном танце и по сумме двух программ. В коротком вам там не удалось превзойти результат образца чемпионата мира в Хельсинки-2017. В блюзе и свинге вы себя чувствовали органичнее, нежели в латиноамериканских ритмах или новый personal best — это всего лишь вопрос времени?

 

Максим:- В Будапеште мы уже обновили рекорд и в коротком танце, набрав почти на балл больше, чем в Хельсинки. А вообще латину никто в фигурном катании не любит, потому что ее в принципе очень сложно катать. И здесь нужно отдать должное нашим тренерам, они большие профессионалы, работают с каждой парой индивидуально и смогли поставить такой танец, который удобен для нас и интересен зрителям. 

 

Александра: — Полностью согласна с Максимом. В латине благодаря нашим тренерам мы себя чувствуем достаточно комфортно, также, впрочем, как в прошлом сезоне в блюзе. Главное правильно подобрать образ, тему, шаги. Хотя не скрою, постановка далась нам непросто, мы не хотели быть похожими на других. А это сложно, потому что сейчас в принципе не пишут новую латинскую музыку. Мы долго думали под что кататься. И в итоге остановили свой выбор на «Розовой пантере» и «короле мамбо» Пересе Прадо.

 

— Вы пришли к довольно нестандартному решению с костюмом для короткого танца, в первую очередь это касается, конечно же, платья Александры. Оно вызвало неоднозначную реакцию среди болельщиков, а вы сами насколько довольны результатом работы дизайнеров? 

 

Александра: Это же очень хорошо, что болельщики неравнодушны! Я очень благодарна людям, которые в таких сложных условиях работали над нашими костюмами. Сложность заключалась в том, что шить приходилось фактически без нашего участия. Дело в том, что мы заказываем костюмы в Киеве. В Америке с этим сложно — это даже не вопрос цены, просто там нет таких профессионалов, как у нас в Украине. Так вот здесь с нас сняли мерки и мы улетели в США. Так что низкий поклон нашей портнихе, костюмами мы очень довольны, хотя еще будем их дорабатывать. 

 

— Как именно?

 

Александра: —  Пока секрет 

 

Максим: — Могу пообещать, что у меня все будет без изменений, по крайней мере, галстук точно останется. (Улыбается). Вообще почти все костюмы, которые у нас когда-либо были, придумывала Саша. Я ей полностью доверяю. Если ей нравится, а тренеры говорят, что так хорошо, стильно и красиво, значит так оно и есть. Для меня же главное, чтобы удобно было. 

 

И ДРАКА, И ВЕСЕЛЬЕ, И ЛЮБОВЬ

 

— В предыдущие сезоны в произвольном танце вы выбирали неизбитое музыкальное сопровождение. Почему в этот раз решили пойти другим путем и взяли нашумевший саундтрек к фильму «Пираты Карибского моря»?

 

Максим: — Мы решили, что возьмем «Пиратов Карибского моря» еще перед прошлым чемпионатом Европы. Это, можно сказать, было мечтой детства. 

— Чьей? 

 

Александра: — Обоих. 

 

Максим: — Да, эта музыка не раз использовалась в фигурном катании, но это было давно, когда фильм только вышел. Тогда действительно очень много людей показали свое видение. Но постепенно ажиотаж спал, сейчас я даже не вспомню кто и когда брался за «Пиратов» последний раз. Да, с одной стороны мы взяли заезженную музыку, но с другой — постарались показать под нее что-то новое, чего не было до нас.

 

— Все пять частей фильма пересмотрели или же другими методами вживались в образ?

 

Максим: — Фильм пересматривали, последнюю часть и на русском, и на английском, в общем вникали в тему. Еще посмотрели, кто и как катался раньше под «Пиратов Карибского моря». Многие фигуристы ставили под них номера для шоу. У Хавьера Фернандеса была сначала произвольная программа под музыку из этого фильма, а потом он сделал из нее показательный номер.

 

— Каков сюжет вашего танца?

 

Максим: — В начале нашей программы звучит грустная музыка из третьей части, когда главные герои идут на повешение и вспоминают все, что с ними происходило. Там есть и драка, и веселье, и история любви. В общем, словно вся жизнь промелькнула перед глазами. Воспоминания заканчиваются и наступает момент истины. 

 

— А кому принадлежала идея сделать вам макияж? — обращаемся к Максиму.

 

Максим: — Это была идея Саши. Причем, она возникла одновременно с решением поставить программу под «Пиратов Карибского моря». Правда, изначально речь шла только о том, чтобы накрасить глаза, это уже потом в процессе мы добавили татуировку на руке. Также ради интереса пытались приклеить мне бороду, но она не держалась. В общем, продолжаем экспериментировать, правда осторожно, чтобы не выйти за рамки правил. 

 

— В прошлом сезоне канадец Поль Пуарье, выступающий в дуэте с Пайпер Гиллес, специально отращивал для танца в стиле диско усы. Вы не думали о том, чтобы последовать его примеру?

Максим: — Думал, тем более, что у меня с этим нет проблем. (Показывает на щетину на бороде — Прим.А.С.). Хотя не уверен, что у меня косичка получилась бы. Но тут другая проблема. Пуарье усы нужны были на короткий танец, после которого он их сбривал. А мне борода необходима на произвольный, а катать с ней латину, как-то не очень. 

 

СДЕЛАТЬ ТО, ЧТО НИКТО НЕ СМОЖЕТ ПОВТОРИТЬ

 

— Что на ваш взгляд опаснее — ставить программу под малоизвестное музыкальное произведение, рискуя быть непонятыми, или же брать популярную музыку, под которую каталось не одно поколение и неизбежно становиться объектом сравнения? 

 

Максим: — Бояться не надо ни того, ни другого. Главное быть уверенным в себе и своей задумке. Если ты возьмешь неизвестное произведение и хорошо сделаешь свое дело, то это сработает. Также и с известной музыкой: если у тебя есть свое видение, то не надо бояться самовыражаться. На данный момент в фигурном катании в тренде французский стиль или ленивые танцы, как я их называю. Неважно какая музыка, если это медленно, мягко и красиво, то будет оцениваться. Нам это не по душе.

 

— Как бы вы назвали стиль, в котором катается ваша пара?

 

Максим: — Мы хотим, чтобы нас запомнили разными.

 

Александра: — Мы стараемся каждую новую программу сделать не похожей на предыдущие, чтобы люди с нетерпением ждали, что же мы покажем в следующем году. 

 

— Есть ли смысл спрашивать, чьи программы в олимпийском сезоне вас больше всего впечатлили, учитывая то, что вернулись на лед ваши кумиры Тесса Вирту и Скотт Моир? Или кому-то все-таки удалось их превзойти в ваших глазах?

 

Максим: — Я бы отметил еще Мэдисон Хаббелл и Захари Донохью. У американцев очень удачная постановка в этом году. Повторюсь, я не согласен с нынешним трендом медленных ленивых танцев, которые преобладают среди подопечных Мари-Франс Дюбрей и Патриса Лозона. Хаббел и Донахью, единственные из монреальской группы, если не считать Вирту и Моира, показали в этом году другой стиль, и это сработало. 

 

— В Нови, где тренируетесь вы, не менее сильная группа, чем в Монреале. Вы работаете на одном льду с призерами чемпионатов мира американцами Мэдисон Чок и Эваном Бейтсом, их соотечественникам бронзовыми медалистами последнего юниорского мирового форума Кристиной Каррейра и Энтони Пономаренко, чемпионами Великобритании Пенни Кумс и Николасом Баклендом, а также первой парой Кореи Юра Мин и Александром Гэмлином. В чем преимущества тренировок в такой звездной компании?

 

Максим: — Ты никогда не стоишь на месте, рядом всегда есть люди, которые лучше тебя по результату, выше по рейтингу. И даже на подсознательном уровне пытаясь подтянуться к ним, ты совершенствуешься. Мне даже кажется, что это одна из проблем современного фигурного катания, в частности одиночного и парного, что не так много есть подобных больших групп с сильной конкуренцией внутри. 

 

— А есть что-то что вас больше всего восхищает, к примеру в Чок и Бейтс или чему бы вы могли поучиться у Кумс и Бакленда?

 

Александра: — Есть одна общая черта, которая присуща всем спортсменам из группы Шпильбанда. Она меня больше всего восхитила и удивила. Это работоспособность, все ребята очень трудолюбивые, трудятся, не покладая рук. 

 

Максим: — Конечно, у каждой пары есть своя изюминка. Но наша цель быть индивидуальностями на льду: мы не хотим быть похожими на кого-то. Мы пытаемся сделать то, что еще никто никогда не делал и желательно, чтобы никто не смог повторить. 

 

— Раз уж об этом зашла речь, расскажите, что за оригинальную поддержку вы придумали в произвольном танце, что судьи даже не знали поначалу как ее оценивать?

 

Максим: — Мы долго эту поддержку отрабатывали и в этом сезоне с самого первого турнира начали исполнять. Правда, по ходу дела пришлось ее немного модифицировать согласно рекомендациям технических специалистов. Но мы все учли и вот уже на трех турнирах она была оценена четвертым уровнем.

 

СОРЕВНОВАЛИСЬ В ЗНАНИИ КОРЕЙСКОГО ЯЗЫКА

 

— В США с вами помимо всем известного Игоря Шпильбанда работают также Фабьян Бурза, Грэг Зуэрлайн и Адриенн Ленда. Как между ними распределяются обязанности?

 

Максим: — Американская система построена на индивидуальных занятиях, у нас есть четкое расписание: этот час мы занимаемся с Игорем, следующий — с Грэгом, дальше — с Фабьяном. При таком подходе никто никого не обделяет вниманием и в сумме все получают одинаковое количество времени. А уже непосредственно на занятиях тренеры решают, что именно с нами нужно отрабатывать — поддержки, шаги, какие-то другие элементы. Четкого разделения по обязанностям нет, у нас все в группе профи.

 

— Грэг Зуэрлайн, поделившись с нами своими впечатлениями от пребывания в Киеве во время чемпионата Украины, отметил, что это не первый раз, когда он пробовал блюда украинской кухни, и что вы его угощали в Америке чем-то похожим на пельмени… 

 

Александра: — Это он, наверное, вареники имел ввиду. (Улыбается). А вообще мы и на борщ его приглашали — естественно с пампушками. Хлеб с чесноком, сало, квас — все это тоже было. 

 

— Александра, глядя на ваш тонкий стан никогда бы не подумала, что вы любите готовить, или вы готовите, а ест Максим?

 

Александра: — Я тоже очень люблю вкусно покушать. Когда мы бываем в других странах, я всегда присматриваюсь к местной кухне, чтобы потом дома попробовать приготовить то, что больше всего понравилось. 

 

— Максим, насколько мне известно, вы в школе учили корейский язык, не пытались восстановить что-то в памяти в преддверии Олимпиады в Пхенчхане? 

 

Максим: — В начальных классах я по-корейски читал быстрее, чем по-русски, мне очень нравился этот язык. А еще на разных мероприятиях я выступал в корейском национальном костюме, а девочка-кореянка в украинском, это была фишка нашей школы. Но когда начались серьезные соревнования, классе в шестом, я вынужден был перевестись в другую школу. Но читать по-корейски я до сих пор умею.

 

— Не соревновались в этом деле с Александром Гэмлином, который изучал язык для получения корейского гражданства и выступления за эту страну на Олимпиаде?

 

Максим: — Было дело. Хвастались, кто лучше читает, кто какие слова знает, писали имена на корейском.

 

— Чего вы ожидаете от первой в карьере Олимпиады?

 

Максим: — Мы не знаем чего ждать, но уверены, что это будет что-то невероятное, чего в нашей жизни еще не было. Поэтому есть небольшое волнение, хочется максимально хорошо подготовиться и показать все, на что мы способны. 

 

Александра: — Волнение — это неплохо, оно должно присутствовать перед каждым стартом. Главное, чтобы голова оставалась холодной.

 

Анна САВЧИК, Спорт-Экспресс в Украине

Комментарии и пинги к записи запрещены.

Комментарии закрыты.